Пальмер Лаки: виртуальная реальность уберет расстояние

Palmer-Luckey-virtual-reality-will-eliminate-distance

Станет ли виртуальная реальность такой же значимой новой технологией, как в свое время смартфоны?

Можно ли в виртуальной реальности что-то делать, кроме как играть в игры?

Сколько будет стоить устройство?

Соучредитель компании Oculus VR Пальмер Лаки ответил на все эти вопросы и даже больше. На специализированной выставке Electronic Entertainment Expo он дал интервью Re/code, в котором обсуждалось будущее гарнитуры виртуальной реальности Oculus Rift, которая подключается к компьютеру. Ее выпуск намечается на начало 2016 года.

Представляем вашему вниманию сокращенное интервью.

Каково состояние Oculus и виртуальной реальности на данный момент? Видите ли Вы потребительскую версию устройства как девайс для заядлых игроманов?

На данный момент, и возможно на несколько ближайших лет, виртуальная реальность будет оставаться технологией для игроков и энтузиастов, которые желают инвестировать в высококлассные устройства. Виртуальная реальность должна стать массовым явлением, однако это не сможет случиться прямо сейчас. Пока что не хватает мощности сделать это на устройстве, которое было бы достаточно дешевым и комфортным для использования, чтобы нормальный пользователь захотел его себе приобрести. Кроме того, необходимо, чтобы был разнообразный контент. Сейчас же это практически одни игры, потому что игровая индустрия имеет необходимые инструменты и талант для создания иммерсивных трехмерных миров.

Я здесь самый оптимистично настроенный человек на виртуальную реальность. У меня в голове есть сумасшедшее видение того, что мы будем делать в будущем. Однако это вряд ли будет доступно миллионам людей в ближайшие несколько лет.

Получается, что виртуальная реальность — это следующий айфон?

Можно сказать и так, однако разница с айфоном заключается в том, что все эти смартфоны уже существуют достаточно долгое время. Новый айфон просто взяли и обновили дизайн. Исследование пользовательского интерфейса заняло десятилетия, так как раньше были телефоны на основе операционных систем Windows Mobile или Palm. У меня был Nokia N800. Это было по-настоящему классное устройство. Однако он был деревянным в использовании.

Посмотрите на виртуальную реальность, она была просто… мертва. У нас не было десятилетий на исследования. Мы начали с нуля. Вряд ли первые появившиеся устройства сразу приобретут массовую популярность и станут «айфоном». Момент становления обычного устройство топовым занимает какое-то время. Здесь не будет такого огромного технологического скачка, все должно происходить постепенно. Гарнитура виртуальной реальности Oculus Rift — это не айфон виртуальной реальности. Пока что ни одно устройство в этой сфере не айфон. Пока что это Palm Pilot и Palm Treo виртуальной реальности.

Я полагаю, что Вы надеетесь продержаться дольше, чем Palm Pilot.

Здесь не все так просто. Я не думаю, что Palm погубила технология. Однако мы находимся на раннем этапе, когда люди посмотрят и скажут: «Ух ты, это было такое топорное. Однако это был фундамент, который нам был нужен для того, чтобы виртуальная реальность стала совершенной».

Давайте поговорим о цене. На конференции Code Conference Брендан Ирибе сообщил, что он хочет, чтобы общая цена гарнитуры виртуальной реальности Oculus Rift и базового компьютера не превышала полторы тысячи долларов США.

Сейчас цена выше. Однако мы планируем получить более низкую цену. Сейчас мы работаем с рекомендуемыми характеристиками. Это известное количество. Мы хотим, чтобы люди могли купить гарнитуру виртуальной реальности Oculus Rift и персональный компьютер за эту цену. Люди думают, что мы стремимся к этой цене, но это просто реальная цена. А мы пытаемся быть честными с людьми.

Мы могли бы сказать цену в 500 долларов США, однако, что если у вас нет компьютера, на котором гарнитура сможет хорошо работать. … Нам все еще задают вопросы по поводу выпуска отдельного устройства, не зависящего от компьютера. Чтобы ему больше ничего не было нужно. А есть и другие люди, которые говорят что-то типа: «О, нужен компьютер? У меня есть MacBook Air». Мы хотим быть честным с людьми, чтобы они знали: «Если я хочу сделать из виртуальной реальности что-то стоящее уже в первом поколении, то мне нужно потратить очень много денег».

Как Вы относитесь к бюджетному проекту Google Cardboard? Кодовое название проекта “Oculus Thrift”. Не изменит ли это представление людей о виртуальной реальности?

Сейчас есть люди, которых волнует то, что виртуальная реальность может негативно изменить восприятие. Этому есть какие-то доказательства. Однако в то же самое время потребительская виртуальная реальность должна массово появиться в ближайшие год-два. Я думаю, что люди поймут недостатки технологии. Я не волнуюсь о том, что рынок товаров средней категории будет захвачен дешевой гарнитурой Cardboard. Должно стать понятно, что это отдельный сегмент, который намного ниже, чем то, что мы делаем.

Я знаю, что делает гарнитура Cardboard, это не новинка. Гарнитура Cardboard — это, по большому счета, копия FOV2GO, проекта, который существовал в далекие времена, он хорошо известен академическому виртуальному сообществу. Идеей было создать максимально дешевую гарнитуру виртуальной реальности, однако не из картона, а из пены. Первые созданные нами гарнитуры были предназначены под мобильные устройства. Это было, когда мы работали с гарнитурой виртуальной реальности Oculus Rift. Однако стало понятно, что датчики телефона не были достаточно хорошими, экраны тоже не дотягивали. Попытка запуска чего-то на абсолютно разных устройствах не является оптимальной. Вряд ли с помощью такой гарнитуры можно добиться хорошего виртуального опыта.

Как насчет социальной виртуальной реальности? Люди спрашивают еще с того момента, как компания Facebook купила Oculus, когда появится новостная лента виртуальной реальности?

Это глупая идея. Это не та социальная виртуальная реальность, которую все так ждут. Существуют лучшие способы получить большую ленту новостей. Для этого всего навсего нужен монитор или большой экран телефона. Много людей так и не освоили Facebook, так как не видели в этом смысла. Эта неразбериха имеет смысл в контексте геймера. Мы должны помнить о том, что виртуальная реальность не только игра. Любой человек, любящий виртуальную реальность, может посмотреть на нее с точки зрения научной фантастики. Здесь не игры, Здесь «Матрица», «Снежный креш», здесь не нужно сидеть в комнате и играть в видеоигры. Это параллельный цифровой мир, который существует сам по себе, где можно общаться с другими и играть.

Метавселенная?

Метавселенная. Facebook — это компания с развитой инфраструктурой, чьих ресурсов хватит для того, чтобы создать метавселенную в конце концов. Это именно тот тип социальной виртуальной реальности, над которым мы думаем. Toybox (внутренняя демоверсия контроллеров движения, Oculus Touch) — это два человека в комнате, играющих вместе в одну игру. Это социальный опыт. Они в одной комнате что-то делают, это как общение в реальной жизни. Слово социальный превратилось в пренебрежительный термин. «Социальная игра» стала синонимом дерьмовой игры. Социальные характеристики стали бесполезными. В виртуальной реальности это не применяется.

Наверное, нужно другое слово для всего этого.

Да, однако, в то же самое время, это естественный порыв. Я не знаю, как это правильно назвать. Мультиплеер ассоциируется исключительно с играми. А слова общение и социальный ассоциируются с реальной жизнью. Виртуальная реальность пытается подобраться к ним.

Существует геймерский жаргон «локальный мультиплеер», что противоположно чему-то типа «Эй, давай поиграем в Wii Sports».

Основной идеей виртуальной реальности является то, что становится неважным, играют в эту игру локально или по сети. Целью виртуальной реальности не является заставить людей сидеть в одной комнате с гарнитурой на голове. Если вернуться назад в те дни, когда телефонов еще практически не было и сказать: «Вы сможете пойти на вечеринку и говорить еще с кем-то по телефону». Это бы казалось просто невероятным. Для этого нужно иметь комнату с телефонами? Просто коробку переключателей с двадцатью телефонами на стене? Именно так бы это воспринималось тогда. Использование устройства виртуальной реальности не означает быть в коробке, где отовсюду торчат провода. У каждого должна появиться своя гарнитура. Все они смогут играть, как будто все собраны в одном месте. Это настоящая цель виртуальной реальности.

Вы сказали, что геймеры будут именно той аудиторией, которая насладится первой волной виртуальной реальности. Что должно случиться для того, чтобы данная технология пошла выше за пределы игрового потенциала? Это продолжит снижать цену? Есть ли что-то еще, чего Вы ожидаете?

Цена — это важный фактор, однако такие вещи как iPad, показали, что всегда будут люди, готовые платить много за что-то действительно эксклюзивное, если они считают, что это того стоит. Снижение цены для таких людей не изменит ничего особо. Будь то триста долларов или тысяча, они все равно купят устройство. Когда же удается существенно снизить цену, можно выйти на новые рынки, это позволит гарнитуре стать массово доступной. Возьмем, к примеру, мобильные телефоны 2008-2009 годов. Хороший телефон стоил 600-700 долларов. Сейчас можно купить телефон и за менее чем сто долларов США. И эти телефоны еще и лучше, чем те дорогие. Виртуальная реальность будет развиваться так же. Если подождать пять-десять лет, вы не купите гарнитуру по качеству не хуже, чем гарнитура виртуальной реальности Oculus Rift, дороже ста долларов США.

Будет меняться уровень комфорта, а так же форм-фактор. Прямо сейчас необходимо быть таким человеком, который скажет: «Я хочу поиграть в эту игру, поэтому я одену эту странную штуковину на голову». Но это совсем не означает, что вы будете носить ее в повседневной жизни. И последнее, что очень важно — это контент. В настоящий момент у нас в основном игры. С появлением боле разнообразного контента такие вещи, как образование, бизнес, дистанционное присутствие станут доступными в любой точке мира. Любой человек сможет виртуально путешествовать по миру. Это те вещи, ради которых люди захотят использовать виртуальную реальность и возвращаться к ней ежедневно. На этом этапе форм-фактор и цена перестают играть важное значение.

Материал впервые опубликован на i-look.net

Обсудить на форуме